Молчание (2016) смотреть онлайн

Опасаясь стремительного возрастающего влияния христианства в мире, Япония превратилась в закрытое государство. Власть тщательно отслеживала перемещения иностранцев по стране, сурово наказывая католических проповедников. Они подвергались гонениям и страшным наказаниям за нежелание отречься от своего бога. Не боясь пугающей участи, на Восток отправляются двое священников. Отцы пытаются отыскать товарища, от которого давно нет вестей. Попутно, герои хотят поведать населению о добре и священных заповедях. Но оказавшись на чужбине, им предстоит преодолеть немало испытаний. Впереди ожидают жестокие мучения и изнурительный путь. Но сумеют ли они достигнуть цели?

Молчание (2016) на hdrezka смотреть онлайн в хорошем качестве

  • Оригинальное название: Silence
  • Жанр: Фильмы / Драма / Исторические / Приключения / Фильмы 2016
  • Год: 2016
  • Страна: США, Тайвань, Мексика
  • В ролях: Эндрю Гарфилд, Адам Драйвер, Лиам Нисон, Таданобу Асано, Киран Хайндс, Иссэй Огата, Синья Цукамото, Ёси Оида, Ёсукэ Кубодзука, Каору Эндо
  • Режиссер: Мартин Скорсезе
  • 7.09

    7.3
Молчание (2016)
HDRip
+11

Уведомления об улучшении качестве или выходе новых серий

При выходе новых серий Вы будете получать уведомления прямо на почту. Для этого всего лишь нужно зарегистрироваться и включить уведомления.

Подписаться на обновления
Уже включили: 0
РекламаПЛЕЕРТрейлер

293
Добавить в закладки
Есть жалоба?
Внимание: Если вы пришли, чтобы смотреть онлайн Молчание (2016) в hd хорошем качестве, не забывайте рассказать в комментариях о полученных при просмотре данной ленты впечатлениях. Помните, администрация нашего виртуального кинотеатра стремится сделать ваш досуг максимально комфортным, поэтому для нас невероятно важно мнение каждого киномана, заглянувшего в наш гостеприимный уголок всемирной паутины.

Лучший сериал сезона 2017
Флэш 4 сезон
Голосовать
Чужестранка 3 сезон
Голосовать
Госпожа Фазилет 2 сезон
Голосовать
Большой рот 2017
Голосовать
Топ Гир 25 сезон
Голосовать
Проголосуйте через социальную сеть

Добавить комментарий
Прокомментировать
Кликните на изображение чтобы обновить код, если он неразборчив
archy
#1 archy Посетители 26 августа 2017 20:17
0
Проблема отступничества, центральная для «Последнего искушения», остается актуальной и в новом фильме Скорсезе. С божественной апостасии Христа она окунается в духовные колебания Далай-ламы с «Кундун» (еще одна провокационная картина, по которой Скорсезе досталось), а в конечном итоге - в земные мытарства простого священника из «Молчания». Эти ленты образуют своеобразный вариант «Трилогии веры» Ингмара Бергмана, в которой, кстати, также есть свое «Молчание».

Но не к бергмановскому изящному киноязыку или технике свободных ассоциаций Терренса Малика («Древо жизни») тяготеет Мартин Скорсезе. Режиссер обращается скорее к аскетическому трансцендентальному стилю других духовных авторов - Карла Теодора Дрейер («Слово») и Робера Брессона («Дневник сельского священника»).

В таком контексте трансцендентальное выступает универсальной кинематографической формой, понимание которой интуитивно доступно каждому, независимо от вероисповедания. Здесь изображение равно слову, которое виртуозно выписывает оператор Родриго Прието («Сука любовь», «Разорванные объятия»): эпические пейзажи меняются крупными планами персонажей и макро-планами икон святых, пока фотоаппарат не поднимается вверх, будто достигая самого Бога, в котором исчезают все культурные различия.

Структурно же «Молчание» родственно с «Новым Светом» уже упомянутого Малика. Первая часть полна экстатического предчувствия путешествия молодых священников Родригеса (Эндрю Гарфилд) и Гаррпе (Адам Драйвер) в неизвестные земли, к которым они отправляются «Христовым походом» как отцы-апологеты: нести слово Божье, испытывать свою веру и быть, вскользь искать своего пропавшего учителя Феррейру (Лиам Нисон), который по слухам отрекся Бога и обратился к буддизму.

Во второй главе темп повествования замедляется, он становится чем-то вроде медитации. Романтические надежды двух священников наталкиваются на туманную японскую действительность, где паства умирает за слово, которого не понимает, буддисты пытают христиан (очень причудливо и невероятно реалистично), а Бог молчит. И в этой тишине витают вопросы: «Что же такое настоящая вера?», «Почему существуют страдания?», «Когда любовь к Богу начинает затмевать любовь к ближнему?», и, возможно, более трудный - «Когда эта неистовая любовь превращается в нарциссическое утверждение себя в мученичестве? ».

И если болезненные поиски ответов на первые вопросы Гарфилду более или менее удались, то показать своей игрой посягательства отца Родригеса на роль Христа актер не смог. Гарфилд достиг просветления и лишился всех эмоций после пройденного курса духовных упражнений Святого Игнатия Лойолы в иезуитском монастыре в Уэльсе? Ответ - вряд ли, а дело в том, что за плечами у него пока одна-единственная взрослая роль - в картине Мела Гибсона «В целях совести». И момент, когда Эндрю перестает мозолить глаза (где-то на 15 минуте), можно действительно считать его актерским достижением в фильме.

Что касается Адама Драйвера, то он словно сошел с картин Эль Греко (только посмотрите на его лицо!). Неважно, что он играет только одну эмоцию в течение своего немногочисленного экранного времени, однако делает это так, что действительно веришь, будто Адам - португальский падре, который мог бы жить во времена феодальной Японии.

То же касается и Нисона: у него не более 20 минут на экране, в течение которых актер держится сдержанно (чтобы не сказать - однообразно). Лиам, который должен стать Марлоном Брандо японского «Апокалипсиса сегодня», играет будто без лишних усилий. Хотя надо признать, что иногда его образ Квай-Гон Джинна (удержаться от сравнений крайне трудно) выглядит естественно и целесообразно.

Но действительно заслуживает отдельного упоминания сонм японских актеров третьего плана и массовки, которые неизвестно откуда отыскал Скорсезе. Они настолько самобытны, что их подлинность не вызывает сомнения. Ну, почти все: великий инквизитор Иссея Огаты (также император Хирохито в «Солнце» Александра Сокурова) должен олицетворять оппозицию невежеству западных колонизаторов, ни языка японского не знают, ни традиций, но зато напоминает несколько кощунственно вариант нацистских интеллектуалов западного кинематографа. Где-то здесь, в отличие от Масахиро Синода, режиссера экранизации 1971 г. в создании которой принимал участие и автор оригинального романа, Скорсезе теряет межкультурный баланс и склоняется к одной из сторон, что ему удавалось избегать большую часть фильма.

Иначе, чем Масахиро, видит американский режиссер и финал. В третьем акте этой почти трехчасовой духовной эпопеи сюжет как наверстывает упущенное время. Закадровый голос Гарфилда, к этому направлен молчаливом Богу, окончательно угасает, уступая место новому рассказчику, который впопыхах (~ 10 лет / мин) рассказывает о дальнейшей судьбе героев.

И хотя закадровый текст предусмотрен первоисточником (роман Эндо наполовину состоит из дневников Родригеса и писем других лиц), а живой темп третьей части - композицией, которую выстраивает Скорсезе, эти приемы выглядят вынужденными и не такими поэтическими, как то в Малика в «Новом мире», в «Дневнике» Брессона или даже у того же Синода. Скорсезе, который имеет слабость к экстерьеру и внешнему эффекту (вспомним атмосферу его «Злых улиц», «Бешеного быка» или «Банд Нью-Йорка»), не так хорош с тонкими материями киноязыка. Поэтому «Молчание», визуальный шедевр, который, несмотря на медитативность (даже благодаря ей) не теряет внимания аудитории, все равно остается в области жанрового кино. Режиссер нарушает свое молчание в конце, недвусмысленно раскрывая свое отношение и не оставляя места для открытого финала. Что же тогда остается нам? Только простить (слишком долго продолжалась духовное путешествие Скорсезе), и надеяться, что следующий фильм, который 74-летний мэтр будет делать со свободным от «Молчание» сердцем, не за горами.